Посольство Российской Федерации во Франции
Телефон посольства: +33.1.45.04.05.50
Телефон консульского отдела: +33.1.45.04.05.01
/При возникновении ЧП: +33 1 45 04 61 23 / e-mail: consulat.russe.sos@gmail.com
19 сентября / 2018

Выступление Посла России во Франции А.Ю.Мешкова перед членами "Клуба послов", Париж, 19 сентября 2018 г.

Уважаемый господин Торджман,

​Уважаемые коллеги, дамы и господа,

​Рад приветствовать вас в стенах Российского духовно-культурного православного центра. Некоторые, наверное, уже посещали этот «островок русской культуры» в Париже – участвовали в конференциях, приходили на выставки, концерты. Другие здесь впервые. Добро пожаловать!

Мне хотелось бы, чтобы у нас сегодня состоялся по-настоящему заинтересованный, открытый, как принято говорить – интерактивный разговор. Постараюсь ответить на все ваши вопросы. Но для начала несколько вводных замечаний.

Думаю, многие из вас наблюдали за проходившим недавно совещанием французских послов. И не могли не обратить внимание на высказывания президента Э.Макрона о России. Высказывания реалистичные, разумные, устремленные в будущее.

Президент говорил, что Европейскому союзу пора стать самостоятельным международным игроком, укреплять свою стратегическую автономность. Что настало время переосмыслить архитектуру европейской безопасности. И что делать это надо не в конфронтации с Россией, а вместе с ней – через диалог и сотрудничество. Что Россия призвана стать стратегическим партнером Евросоюза. Эти слова звучали и в ходе визита Э.Макрона в Санкт-Петербург в мае с.г.

Конечно, мы можем только приветствовать такой конструктивный настрой. Ведь Россия уже на протяжении многих лет предлагает то же самое. Пытается достучаться до европейских партнеров. Убедить их в необходимости реформы системы европейской безопасности – ее перестройки на основе принципов единства и неделимости безопасности, при которой безопасность одних государств Европы не могла бы обеспечиваться за счет других. Это требует отказа от логики блокового противостояния, борьбы за сферы влияния.

Если помните, мы еще в 2008 г. предложили закрепить эти принципы в проекте Договора о европейской безопасности. Но тогда не нашли понимания и поддержки у западных коллег.

В более широком плане мы все эти годы последовательно выступали за создание полноценного общего пространства между Евросоюзом и Россией в сфере безопасности, экономики и человеческого общения – «Большой Европы» от Атлантики до Тихого океана, где всякая геополитическая борьба за сферы влияния потеряла бы смысл.

Возможно, я слишком оптимистичен. Но мне хочется надеяться, что в словах президента Франции нашло отражение растущее среди европейских лидеров осознание: нынешняя конфронтация с «восточным соседом», во многом навязанная им из-за океана, не отвечает базовым интересам ни России, ни Евросоюза. Статус-кво никого не может устраивать. Особенно в условиях, когда Вашингтон так пренебрежительно относится к своим европейским союзникам, не считается с их мнением, развязывает против них торговые войны и фактически вводит санкции.

Разумеется, Россия готова к совместной работе по переосмыслению архитектуры европейской безопасности только как равноправный партнер, а не как «бедный родственник», не как зависимая от ЕС периферия. И только при уважении ее фундаментальных интересов в сфере безопасности.

В этой связи хочу подчеркнуть, что Евросоюз – важный партнер для России, поэтому Москва заинтересована в том, чтобы он был единым, сильным и самостоятельным в принятии стратегических решений игроком. Ведь перед нами стоят во многом общие реальные угрозы. Эффективно противостоять им можно лишь объединившись.

Трудно не согласиться с президентом Э.Макроном и в том, что за последние 25 лет в отношениях Запада и России было много недоразумений и ошибок. Это действительно так.

Ведь что, на наш взгляд, произошло за эти четверть века? Почему мы пришли к такому уровню недоверия и противостояния, которые многие даже считают более опасным, чем в эпоху «холодной войны»?

После падения Берлинской стены нам в России действительно казалось, что наступил «конец истории». Что теперь мы вместе с нашими европейскими партнерами будем строить общеевропейский дом. Что мечты Ш. де Голля о Европе от Атлантики до Урала и Ф.Миттерана о Европейской конфедерации воплотятся в жизнь.

К сожалению, мы глубоко заблуждались. На Западе, конечно, было немало здравомыслящих политиков, понимающих необходимость полного преодоления наследия «холодной войны». Однако в конечно итоге возобладало блоковое мышление и линия на сдерживание России, на борьбу с ней за сферы влияния.

Мы ведь очень терпеливый народ. Мы долго терпеливо наблюдали, как военный альянс приближается к нашим границам. Как у нас под боком вырастают новые военные базы, разворачивается американская система противоракетной обороны. Как наших соседей ставят перед искусственным выбором – либо с ЕС, либо с Россией. Но любому терпению есть пределы. Когда грузинские войска в августе 2008 г. совершили нападение на Южную Осетию и вероломно убили наших миротворцев, мы не могли не отреагировать. Когда в Киеве при поддержке Запада был организован государственный переворот и к власти пришли украинские националисты, когда нависла угроза над русским населением Крым, когда была развернута фактически гражданская война на Донбассе – мы не могли не отреагировать. Когда против нас вводят все новые и новые санкции, уже не утруждая себя хоть какими-то разумными объяснениями, мы тоже вынуждены реагировать.

Президент В.В.Путин на совещании российских послов в июле с.г. еще раз предостерег тех, кто пытается втянуть Украину и Грузию в военную орбиту НАТО, призвал задуматься о возможных последствиях.

Уже сегодня приближение натовской военной инфраструктуры к нашим границам создает реальную угрозу европейской и глобальной безопасности. Приведу только один пример.

Известно ли вам, что подлетное время бомбардировщика натовской базы в Эстонии до Санкт-Петербурга – 2-3 минуты? Мы неоднократно предупреждали наших натовских коллег об опасности такой ситуации. Нас игнорировали. И что же – буквально несколько недель назад испанский истребитель-бомбардировщик, размещенный на этой базе, во время вылета выпустил боевую ракету в сторону нашей границы. Она упала буквально в нескольких километрах от нее и, слава Богу, не взорвалась. А если бы все пошло по худшему сценарию, что бы было?

Повторю: мы заинтересованы двигаться в обозначенном президентом Э.Макроном направлении, сами давно уже это предлагаем. Готовы с уважением относится к интересам соседей по континенту. Но ожидаем уважительного отношения и к нашим фундаментальным интересам.

Конечно, хотелось бы иметь дело с последовательными, предсказуемыми партнерами. Потому что порой сигналы поступают противоречивые. Не могу об этом не сказать. Нельзя одновременно предлагать России стратегический диалог и объявлять ее своим противником.

Не стану скрывать: мы разочарованы тем, как Франция повела себя в т.н. «деле Скрипалей». Не раз прямо говорили об этом французским друзьям. Мы уважаем принцип союзнической солидарности. Но разве солидарность должна быть слепой? Все вы помните, как в 2003 г. Ж.Ширак отказался проявлять солидарность с США и Великобританией, утверждавших, что располагают доказательствами наличия у Ирака оружия массового поражения. Результаты этого государственного вранья налицо – глубокая дестабилизация Ближнего Востока, разрушенный Ирак, свыше миллиона погибших, миллионы беженцев, возникновение «Исламского государства». Тогда Франция проявила по-настоящему голлистскую мудрость. А сегодня почему-то верит совершенно нелепым британским обвинениям в адрес России.

Нам надо ломать логику взаимных обвинений и конкретными самостоятельными делами двигать вперед наши отношения, восстанавливать взаимное доверие. Рассчитываю, что приданный президентами России и Франции позитивный импульс даст конкретные результаты. Уже сегодня, несмотря на известные расхождения, у нас идет серьезный диалог по сирийской теме. Символическое значение имела российско-французская гуманитарная операция в этой стране. Россия и Франция предприняли согласованные с партнерами усилия по спасению СВПД. Наконец, и в Москве, и в Париже не видят альтернативы полному выполнению Минских соглашений на Украине.

И если в политической сфере мы пока еще делаем довольно робкие шаги в правильном направлении, то бизнес уже давно осознал всю пагубность втягивания Европы в чужую игру за глобальное доминирование. Как следствие – восстанавливается хорошими темпами наш взаимный товарооборот. Уже несколько лет Франция занимает в годовом исчислении первое место среди наших зарубежных инвесторов. Только такая компания как АШАН создала в России 100 тыс. рабочих мест. Динамично развиваются наши связи в энергетике, космосе, атомной промышленности, фармацевтике и т.д.

Историческое глубокое взаимопроникновение российской и французской культур залог тесных связей по линии гражданских обществ. Одним из главных мест притяжения для россиян и наших французских друзей в Париже является этот центр на Бранли. Кстати, само его появление в центре французской столицы – это плод договоренностей Президента России и его уже трех французских коллег.

Говоря о чувствах взаимных симпатий, не могу не сказать, что огромное количество российских болельщиков искренне были рады победе французской команды в финале ЧМ по футболу.

У нас в России есть поговорка: «Пессимист – это хорошо информированный оптимист». Убежден, что к российско-французским отношениям она неприменима. Мы в России верим, что если мы будем вместе и с оптимизмом работать над всем комплексом наших отношений, то их ждет светлое будущее. Но работать придется много и упорно.