Посольство Российской Федерации во Франции
Телефон посольства: +33.1.45.04.05.50
Телефон консульского отдела: +33.1.45.04.05.01
/При возникновении ЧП: +33 1 45 04 61 23 / e-mail: consulat.russe.sos@gmail.com
14 марта / 2018

Интервью Посла России во Франции А.Ю.Мешкова МИА "Россия сегодня", 14 марта 2018 года

1516299569

Посол России во Франции Алексей Мешков в интервью корреспонденту РИА Новости Виктории Ивановой рассказал о перспективах отношений между Москвой и Парижем, о том, какие сигналы услышал бизнес обеих стран, а также о том, почему не стал бы играть в шахматы с гроссмейстером Анатолием Карповым.

— Алексей Юрьевич, чего, по вашему мнению, ждать от российско-французских отношений в ближайшее время?

— Российско-французские отношения сейчас переживают период определенного Ренессанса. Важный политический импульс был дан на встрече Владимира Владимировича Путина с президентом Эммануэлем Макроном 29 мая 2017 года в Версале. Как вы знаете, встреча прошла успешно, что помогло нам с обеих сторон нарастить политические контакты. Динамично развивается взаимодействие по линии наших парламентов. Надо отдать должное, что тут, конечно, более активно работает Сенат. Но деятельна на данном направлении и палата депутатов — в ней создана группа дружбы с Россией, которая, прежде всего ее председатель Каролин Жанвье, активно продвигает контакты как по линии парламентариев, так и организует встречи с участием в том числе сотрудников посольства. Конечно, крайне важно было для бизнеса услышать, что есть такой настрой и в Москве, и в Париже на развитие двусторонних отношений.

И бизнес это услышал, поэтому неслучайно в декабре прошлого года весьма продуктивным было заседание СЕФИК (Российско-французского совета по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам — ред.) — это наша малая межправкомиссия, возглавляемая министрами экономики. Бизнес сейчас активно готовится к предстоящему визиту Эммануэля Макрона в Россию. Буквально на днях я встречался с ядром французского бизнеса, работающего на российском направлении под эгидой Medef International. В данный момент они готовят программу для французского бизнеса в России. Вы знаете, что за этот год был запущен и российско-французский форум гражданских обществ "Трианонский диалог". Так что перспективы есть. Главное — эти перспективы правильно использовать.

— Вы упомянули "Трианонский диалог". Достаточно много было коммуникаций в этом отношении, но они пока были не очень конкретные. Многие до сих пор считают, что "Трианонский диалог" — это не что-то конкретное, а своего рода философский термин, который означает потепление отношений между Россией и Францией. В чем содержание этой площадки? В чем ее отличие от предыдущих форматов диалога?

— Во-первых, я бы не сказал, что это теоретическая площадка, потому что уже работают две платформы и сайты "Трианонского диалога". Сегодня любой житель Франции и России может выйти на одну из этих платформ со своими идеями и мыслями. Под эгидой "Трианонского диалога" в рамках Гайдаровского форума уже прошел семинар, связанный с темой, ставшей для него стартовой, — "умный город". Эта тема сейчас приобретает все более и более насыщенное содержание. Возвращаясь как раз к встрече с предпринимателями Medef, надо сказать, что они очень заинтересовались этим вопросом. Им интересуются и в регионах — и во французских, и в российских. То есть "Трианонский диалог" начинает набирать обороты и, конечно, ключевым мероприятием должно стать заседание координационного комитета форума в рамках предстоящего визита в Россию президента Макрона. Но мы не стоим на месте — в контексте Парижского книжного салона также пройдут мероприятия по линии "Трианонского диалога". Так что эта площадка становится важным диалоговым элементом.

— В чем ее особенность?

— Прежде всего в том, что она больше развернута к гражданскому обществу и в первую очередь к молодежи — это то, что отличает "Трианонский диалог" от других существующих у нас форматов. Еще раз хочу подчеркнуть, что мы готовы поддерживать все диалоговые площадки, которые уже работают или сейчас создаются. Я считаю, что чем больше россиян и французов будут вовлечены во весь комплекс российско-французских отношений, тем лучше. А "Трианонский диалог", естественно, имеет особый вес, так как является инициативой, получившей поддержку президентов наших стран.

— У организации, если я правильно понимаю, нет организационного аппарата, она опирается прежде всего на дипломатические службы?

— Нет, есть два координационных совета. Один российский — его возглавляет Анатолий Васильевич Торкунов, ректор МГИМО, академик, посол. С французский стороны совет возглавляет посол Пьер Морель. Они будут опираться на соответствующие структуры в виде исполнительных секретариатов и в российской части, и во французской. Я еще раз хочу подчеркнуть, что это диалог именно по линии гражданского общества.

Мы, естественно, готовы оказывать необходимую поддержку, будь то визовая или какая-то инфраструктурная поддержка в виде предоставления помещений наших загранпредставительств, но мы тут играем только вспомогательную роль. Это никакая не бюрократическая структура.

— С точки зрения гражданского общества в российско-французских отношениях определенную роль играют ассоциации, которые занимаются мониторингом соблюдения прав, и иногда французские ассоциации оказываются критически настроенными к России, а российские — к Франции. Будет ли Диалог взаимодействовать с этими ассоциациями или это намеренная стратегия не политизировать этот вопрос?

— Каждая страна сформировала свою часть координационного совета самостоятельно. И с той и с другой стороны могут оказаться не столь благостно настроенные члены, но в этом и смысл "Трианонского диалога", чтобы общество во всем многообразии знало позицию той или иной стороны.

Это открытая платформа сотрудничества, обмена мнениями, реализации совместных проектов, в которой, разумеется, не должно быть никакой политической цензуры. Я надеюсь, что "Трианонский диалог" будет именно площадкой диалога, а не площадкой выдвижения взаимных претензий. Как показывают первые месяцы работы форума, так оно и есть.

— Вопрос по экономике. 2017 год — успешный по Ямал СПГ, в инвестиционной сфере. Объявляли даже о совместных инвестициях суверенных фондов. Можно ли сказать, что возобновившееся после паузы с 2014 года сотрудничество оставило вопрос санкций за скобки?

— Я бы так не говорил. Сотрудничество никогда не прерывалось. Однако санкции и изменение международной конъюнктуры сказались негативно. Вплоть до прошлого года существенно сокращался товарооборот.

В прошлом году ситуация изменилась к лучшему по сравнению с 2016 годом: товарооборот вырос на 16,5% по данным на начало этого года и составил 15,5 миллиарда долларов. Конечно, это еще не те объемы, которые должны быть в российско-французских экономических отношениях. Я уверен, что потенциал обеих стран значительно выше. Но при этом растут прямые французские инвестиции в российскую экономику: достигли почти 14 миллиардов долларов. Наши прямые инвестиции во Францию — 3,2 миллиарда долларов. Во многом этому способствует деятельность на российском рынке в различных отраслях свыше 500 компаний с участием французского капитала, а также порядка 40 российских компаний во Франции. Ни одна из них в период кризиса не ушла, хотя были вынуждены перспективные проекты свернуть, но с рынка не ушли и продолжают активно работать. Наиболее сильные позиции французы занимают, как вы правильно заметили, в топливно-энергетическом секторе, авиакосмической сфере. Кроме энергетических проектов и космоса, в России активно работают "Ашан", "Данон", "Леруа Мерлен", "Лакталис", не говоря про фармацевтику и автомобилестроение. У нас устойчивые, надежные связи.

В этом году особое внимание будет уделено связям по линии малого и среднего предпринимательства. Эта тематика должна стать сквозной в деятельности 12 рабочих групп СЕФИК и будет координироваться отдельной подгруппой в рамках рабочей группы по инвестициям и модернизации экономики. Готовится двусторонний план действий по развитию сотрудничества на этом направлении. Одним словом, политический импульс, который дала встреча президентов Владимира Владимировича Путина и Эммануэля Макрона, был важным сигналом для представителей бизнеса о том, что они имеют политическую поддержку.

— И к вопросу о политической поддержке… Как сейчас строятся отношения с Францией в рамках нормандского формата?

— Он поэтому и нормандский формат, что это четырехсторонняя структура. Естественно, мы активно взаимодействуем с французами на этом направлении. Есть контакты на уровне помощников президентов, есть контакты в том числе по линии МИДа. Мы сегодня уже вспоминали посла Мореля — он ведет одну из групп в минском процессе. То есть, разумеется, диалог идет. Мы с нашими французскими партнерами сходимся в том, что разработанные в нормандском формате и утвержденные резолюцией СБ ООН минские соглашения — безальтернативный путь решения конфликта.

Но мы все с вами прекрасно видим, что Киев фактически ничего не делает для реализации минского комплекса мер, и это отнюдь не облегчает работу в нормандском формате. Жаль, что в западных столицах, в том числе и в Париже, закрывают на это глаза, потворствуют украинским властям. При этом пытаются переложить ответственность за пробуксовку мирного процесса на "сепаратистов" и Россию.

— За время существования нормандского формата сменился только один глава государства — Эммануэль Макрон. Прошел почти год с момента его вступления в должность. Поменялось ли отношение Франции, поменялась ли роль Франции в нормандском формате?

— Сейчас трудно давать какие-то оценки. Действительно, прошли выборы во Франции, прошли выборы в Германии. Это имело, конечно, определенное влияние на активность с французской и германской стороны. Хотелось бы рассчитывать, что наши французские партнеры будут более настойчиво добиваться того, чтобы Киев выполнял принятые на себя обязательства. Что касается России, то мы свои обязательства выполняем. На сегодня, наверное, нет более настойчивого проводника минского комплекса мер, чем Российская Федерация.

— Вопрос по футболу. Этим летом в Россию приедут французские болельщики, в том числе дети из пригородов крупных городов. Как посольство участвует в организации их приезда в Россию?

— Это не вопрос посольства, есть соответствующие футбольные федерации, которые этим делом занимаются. Также выпущен паспорт болельщика, который дает большие возможности для передвижения по России и, главное, является визой. Это та нагрузка, которая легла бы в первую очередь на посольство: выдача виз. Мы в максимальной степени готовы оказывать необходимое содействие французским болельщикам. В апреле планируются мероприятия на базе посольства с разъяснением нашим французским коллегам возможностей, которые у них будут во время чемпионата мира. Идет сотрудничество по линии наших специальных служб. Принципиально важно оградить чемпионат от футбольных хулиганов. Во Франции есть национальный перечень лиц, не подлежащих пропуску на стадион, называется Fichier national des interdits des stades. Люди, которые в нем фигурируют, автоматически исключаются из регистрации для выдачи паспорта болельщика. Список должен быть в открытом доступе, в кассах. Те, кто есть в этом перечне, билеты приобрести не смогут. У нас имеется очень хороший опыт сочинской зимней Олимпиады, когда удалось избежать проблем с болельщиками и безопасностью. Я уверен, что в рамках чемпионата мира по футболу у нас будет сделано все для того, чтобы создать комфортные условия не только для команд, официальных лиц, но и для болельщиков. Много делается в плане инфраструктуры, строительства гостиниц, открытия дополнительных ресторанов.

— Есть ли у нас свой список?

— У вас слишком специфические вопросы. Главная ответственность за поведение болельщиков лежит на стране происхождения. Французы знают своих болельщиков, мы — наших болельщиков, Бельгия — своих. Не российская сторона, а страны, из которых приедут болельщики, ответственны за них. Всем занимается ФИФА.

— От спорта перейдем к литературе. 2018-2019 год был объявлен Годом русского и французского языков и литературы. Скоро в Париже пройдет книжный салон, почетным гостем которого станет Россия…

— Да, в середине марта пройдет Парижский книжный салон, и Россия действительно является его почетным гостем. На книжном салоне будут представлены первые книги из коллекции в сотню томов, которая будет выпускаться, — русские писатели на французском языке. Сто томов — это очень солидное издание. Если мне не изменяет память, уже три таких тома подготовлены, будет их презентация. Во-вторых, и это непосредственно касается и нас как дипломатической службы, планируется презентация сборника переписки Бориса Николаевича Ельцина с Жаком Шираком. Это все состоится в рамках салона. На него приезжает порядка сорока наших писателей — и маститых, и молодых. И каждый день на наших стендах будут проходить различного рода мероприятия. Помимо чисто книжных вещей, например, планируется сеанс одновременной игры в шахматы с участием Анатолия Карпова.

— А вы бы сами в шахматы сыграли с Карповым?

— С Анатолием Евгеньевичем Карповым дружу, но в шахматы я с ним вряд ли бы стал играть — чтобы не ставить его в неловкое положение. Партия не может длиться несколько секунд.

— Вы недавно приехали в Париж, но, наверное, уже успели узнать что-то интересное о здании, где живете и работаете?

— Резиденция, особняк д'Эстре на улице Гренель, за триста лет много чего видела интересного и особенного. Здесь ночевали и наши императоры. Это здание Россия приобрела в 1863 году, в том числе потому, что оно не попало в план перестройки центра Парижа и таким образом сохранилось. России удалось его приобрести. Эти стены были свидетелями многих, забытых за последние сто лет, событий. Например, в момент открытия советского посольства в 1924 году здесь присутствовал Владимир Маяковский, который потом написал стихотворение "Флаг". Естественно, это стихотворение — отзвук той эпохи, но и показатель того, как далеко мы ушли за эти годы в плане сплочения всей российской диаспоры. Сегодня это здание — дом всех россиян, которые проживают во Франции, независимо от их политических взглядов и пристрастий. Мы всегда рады видеть их здесь у нас и в здании посольства на бульваре Ланн. Про здание посольства тоже скажу — там найдены очень интересные архитектурные решения 70-х годов, а представительские помещения дают возможность принимать много людей, значительно больше, чем может вместить резиденция на улице Гренель.

Источник: https://ria.ru/interview/20180314/1516277424.html