Посольство Российской Федерации во Франции
Телефон посольства: +33.1.45.04.05.50
Телефон консульского отдела: +33.1.45.04.05.01
/При возникновении ЧП: +33 1 45 04 61 23 / e-mail: consulat.russe.sos@gmail.com
08 октября / 2015

Выступление Посла России во Франции А.К.Орлова в Институте Дидро: «Будущее российско-французских отношений», 8 октября 2015

Уважаемые дамы и господа,

Выступать в Институте, который носит имя Дени Дидро – особая честь и ответственность. Это имя ко многому обязывает. Тем более, если речь пойдет о российско-французских отношениях. 
Академик Санкт-Петербургской академии наук… Личный библиотекарь императрицы Екатерины II… Дидро принадлежит к плеяде выдающихся французов, чьи биографии золотыми буквами вписаны в историю отношений между Россией и Францией.
Можно по-разному оценивать философские воззрения великого энциклопедиста. Но для меня важнее его метод. Он был смелым человеком. Настоящим правдорубом. Ниспровергал клише и стереотипы. Умел называть вещи своими именами.
Считаю, что по-другому говорить о российско-французских отношениях и нельзя. Иначе не преодолеть тех трудностей, с которыми мы столкнулись. Пора назвать вещи своими именами.
Связи между народами России и Франции уходят корнями вглубь веков. Они переживали периоды расцвета, настоящей дружбы, союзничества. И времена испытаний. Такое время настало и сегодня.

*****


Вместе с США и Евросоюзом Франция ввела санкции против России. Это наносит значительный ущерб нашему взаимодействию во всех сферах.
В «черный список» включены российские политики, предприниматели и общественные деятели, многие из которых играют центральную роль в развитии двустороннего сотрудничества. В их числе – председатель Совета Федерации В.И.Матвиенко, председатель Государственной Думы, офицер ордена Почетного легиона С.Е.Нарышкин, секретарь Совета безопасности России Н.П.Патрушев, председатель парламентской «группы дружбы» с Францией, кавалер ордена Почетного легиона Л.Э.Слуцкий и многие другие.
«Заморожены» механизмы диалога на высшем и высоком уровнях. Уже два года не собирались Комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству на уровне глав правительств, три года – Большая парламентская комиссия под сопредседательством глав Государственной Думы и Национального собрания. Приостановлена работа Совета сотрудничества по вопросам безопасности с участием министров иностранных дел и обороны. Не проводятся регулярные консультации между Советом безопасности России и Генсекретариатом по обороне и национальной безопасности Франции.
В 2014 г. наш товарооборот снизился на 17,6%, а за первые пять месяцев этого года рухнул еще на 44%. В результате российских ответных мер Франция лишилась возможности поставлять в Россию аграрную продукцию – это одна из причин кризиса французского свиноводства. На 50% упал поток туристов из России. Общие потери Франции от антироссийских санкций ЕС могут достигнуть 0,5% ВВП и 165 тысяч рабочих мест. Это только на первом этапе, не считая упущенных перспектив и возможностей.
На французских предпринимателей, парламентариев, представителей местных властей оказывается политическое давление с целью помешать им развивать связи с российскими партнерами. Политики и эксперты, которые осмеливаются выступать за укрепление сотрудничества с Россией, нередко подвергаются травле в СМИ, причисляются к «пятой колонне» Кремля.
Против России ведется масштабная информационная война: ежедневно французская пресса выплескивает очередную порцию гадостей. По сути, на протяжении ряда лет идет кампании по разжиганию ненависти к моей стране – несмотря на то, что разжигание ненависти рассматривается французским законодательством как преступление.


*****


Когда с тревогой наблюдаешь эту картину, возникает правомерный вопрос: ради чего все это?
Ради чего страдают обе наши страны? Ради чего ограничиваются возможности политического диалога и координации подходов по важным международным проблемам? На чей алтарь Франция, да и в целом Евросоюз, приносит свои экономические связи с Россией? Интересы своих аграриев, судостроителей, нефтяников?
Чтобы понять всю нелепость происходящего, послушайте, как нам это объясняют. Россия плохо себя ведет. Поэтому ее надо наказать. Воевать с ней, понятно, страшно – ядерная держава. Остается один путь – санкции.
Странная логика. Получается, если бы с Россией можно было воевать (как, например, ранее с Сербией или Ираком), то западные лидеры были бы готовы жертвовать не только интересами бизнеса, но и жизнями сограждан?
Чем же так провинилась моя страна, что ее непременно надо наказать?
Вот как отвечают на этот вопрос Б.Обама и другие политики на Западе. Россия, по их словам, такая же угроза человечеству, как Эбола и «Исламское государство». Россия нарушает международное право. «Аннексировала» Крым. Помогает «сепаратистам» на востоке Украины. А если Россию не остановить, она нападет и на другие страны. Недавно в интервью газете «Либерасьон» П.Порошенко так и сказал: «России нужна вся Европа». Ну как не поверить этому украинскому олигарху и владельцу конфетной фабрики в российском городе Липецке?
Впрочем, мне кажется, что Дидро бы не поверил. Потому что доверял только фактам и здравому смыслу.


*****


Оставлю в стороне удивительное «совпадение»: именно те государства, которые громче всего обвиняют Россию в попрании международного права, все последние годы буквально вытирали об это право ноги. Помогли сепаратистам в Косово – да так, что послали авианосцы и самолеты бомбить Белград. И силой оторвали от Сербии четверть ее исторической территории. Помогли «повстанцам» в Ливии – сегодня на месте этой страны «территория хаоса». Теперь помогают «повстанцам» в Сирии. Но после целого года бомбардировок международной коалиции и пяти тысяч авиаударов, о которых отчитались американцы, «Исламское государство» почему-то стало только сильнее. Кстати, санкции против России – тоже грубое нарушение действующего международного права.
Можно было бы привести еще немало примеров двойных стандартов у наших западных партнеров. Но не это главное.

*****


Каждый раз, когда мне приходится выслушивать обвинения в адрес России, я невольно задаюсь вопросом. Неужели те французские политики, дипломаты, журналисты, которые считают оправданным разрушать отношения с Россией при помощи санкций, не видят и не понимают очевидных вещей?
Неужели они не понимают всю абсурдность сказок о готовящейся «русской агрессии» против ЕС и НАТО, уподобления России Эболе или ИГ?
Разве они не помнят, что Украина в ее нынешних границах создавалась Лениным, Сталиным и Хрущевым – к историческим украинским землям присоединили русские юго-восточные регионы от Донбасса до Одессы?
Неужели не знают, что все годы после распада СССР на Украине шла форсированная «украинизация». Наступление на русский язык и культуру вызывало недовольство в руссконаселенных регионах и сеяло зерна нынешней гражданской войны. (Рекомендую прочитать пророческую главу об Украине из книги А.Солженицына «La Russie sous l’avalanche», изданной 17 лет назад: великий писатель как в воду глядел).
И разве не на их глазах протестное движение на Майдане перерождалось в русофобский националистический бунт? Разве они не видели, как у руля страны встали украинские националисты, открыто взявшие курс на формирование моноэтнической нации, провозгласившие национальными героями гитлеровских пособников – Бандеру, Шухевича, карателей из Украинской повстанческой армии, на совести которых Волынская резня поляков в 1942 г. и Холокост на Украине? Они разве не видят, что у украинского полка «Азов» и дивизии СС «Das Reich», которая сожгла Орадур-сюр-Глан, одна и та же эмблема?
Разве они не понимают, что гражданская война на Украине – не конфликт между сторонниками и противниками демократии, как карикатурно пытаются изобразить СМИ? Не видят, что это народное восстание против агрессивного украинского национализма?
Думаю, что в глубине души многие все это хорошо понимают. Проблема, видимо, не только и не столько в понимании.

*****


Не могу отделаться от ощущения: Франция играет в чужую игру и по чужим правилам. Франция представляется мне не столько соучастником, сколько жертвой происходящего. Она идет за силами, которые пытаются навязать России конфронтацию.

Что это за силы?
В первую очередь, США. Их задача – оторвать Евросоюз от России, чтобы не допустить формирования евразийского полюса, способного бросить вызов их глобальному доминированию. Им важно превратить ЕС в послушного сателлита, запугав его «русской угрозой». Заставляя страны ЕС поворачиваться +спиной к их естественному партнеру на востоке, они ослабляют не только Россию. Они ослабляют Евросоюз, подрывают его экономический потенциал и внешнеполитическую самостоятельность. Пока им это удается. Вообще, Вашингтону все время нужно кого-то объявлять врагом. Это оправдывает и растущие военные расходы, и само существование блока НАТО.
Американцам услужливо помогают некоторые восточноевропейские страны ЕС, которые превратили русофобию в элемент своей национальной идентичности. Они раздувают страхи о том, что Россия готовится на них напасть. И, тем самым, повышают свой «геополитический вес». Государства-русофобы стали оказывать определяющее влияние на общую внешнюю политику Евросоюза. Они превратили политику соседства ЕС в инструмент борьбы за сферы влияния с Россией. Плоды этого мы пожинаем на Украине.

После падения Берлинской стены в России искренне надеялись, что в Европе наступает новая эпоха – без разделительных линий и блокового противостояния. Что борьба за сферы влияния на континенте останется в прошлом. Что станут реальностью мечты Ш. де Голля о Европе от Атлантики до Урала и Ф.Миттерана о Европейской конфедерации.
Все эти годы внешняя политика России была подчинена логике тесного сотрудничества и интеграции с Западом. Все наши инициативы были нацелены на сближение с Евросоюзом. Мы твердо взяли курс на формирование общего экономического и гуманитарного пространства, создание системы равной и неделимой безопасности, объединение усилий в борьбе с радикальным исламизмом и другими глобальными угрозами.
Надо сказать, что в Евросоюзе и даже в США было немало разумных, самостоятельно мыслящих политиков, выступавших за полное преодоление наследия «холодной войны» и сближение с Россией. Ф.Миттеран, Ж.Ширак, Г.Шредер, С.Берлускони, Н.Саркози… Совместными усилиями нам многого удалось достичь – от крупных экономических проектов до политических договоренностей.
Однако одновременно американцы и атлантистски настроенные политики в Евросоюзе в стремлении сохранить однополярный миропорядок проводили другую линию – линию на сдерживание России, которая рассматривалась ими как главный геополитический противник.
На данном историческом отрезке линия неоконсерваторов взяла верх. За эти годы мы видели множество ее проявлений.
Планомерное расширение НАТО и приближение его военной инфраструктуры к границам России. Строительство у наших границ системы ПРО, нацеленной на подрыв российского ядерного потенциала. Поддержка по периметру наших границ любых антироссийских сил, включая откровенно неонацистские. Поддержка радикального исламизма на Северном Кавказе. Систематическая, многолетняя демонизация России в средствах массовой информации. Попытки подорвать наши экономические связи с соседними странами, в т.ч. при помощи инициативы «Восточного партнерства».

Мы пытались следовать в отношениях с Западом логике интеграции. Запад ответил нам классической политикой борьбы за сферы влияния. Последний пример – Украина, которую поставили перед жесткой и, главное, совершенно искусственной альтернативой: либо с Россией, либо с ЕС. Тем самым, превратили «европейский выбор» Украины в заведомо «антироссийский выбор». И способствовали расколу страны, ее сползанию к гражданской войне.
С высоты сегодняшнего дня видно: наши западные партнеры не разрушили Берлинскую стену. Они передвинули ее к границам России.


*****


Важно правильно понимать суть происходящего.
Нынешний кризис в отношениях между Западом и Россией – не «холодная война» в прежнем значении этого понятия, когда друг другу противостояли две антагонистичные социальные системы. У современной России нет ни цивилизационного, ни идеологического антагонизма с Западом. Россия – неотъемлемая и весьма существенная часть европейской цивилизации и культуры, государство с рыночной экономикой и демократическими институтами. Речь идет о классической геополитической конфронтации, навязанной России извне.

Украинский кризис – не причина, а следствие углублявшегося в последние годы кризиса в отношениях между Западом и Россией. И, одновременно, его мощный катализатор. Мы, конечно, должны совместными усилиями добиться деэскалации на юго-востоке Украины. Но это – эпизод. Это не устранит конфронтацию Запада с Россией, которая примет новые формы и продолжит оказывать разрушительное воздействие на российско-французские отношения. Только отказ от политики однополярного доминирования и сфер влияния позволит открыть новую страницу в истории европейского континента и перейти к строительству подлинно единой Европы.


*****


Сегодня Франция оказалась втянута в противостояние с Россией. Уверен, что это навязанная, чуждая ей роль.
Многие мои французские друзья, когда я прямо говорю им об этом, ссылаются на солидарность – то европейскую, то атлантическую. Но подлинная солидарность – это вовсе не готовность следовать за безумцами в пропасть. Подлинная солидарность заключается в том, чтобы вовремя остановить и вразумить ослепленных ненавистью партнеров по ЕС и НАТО. Пока еще не поздно.
Говоря о российско-французских отношениях, следует признать: их будущее зависит от того, насколько самостоятельно сможет вести себя Франция на международной арене.
Особые, дружественные отношения с Россией – будь то Российская Империя, Советский Союз или Российская Федерация – всегда были одной из сильных отличительных сторон внешней политики Франции, позволявшей ей играть значимую роль в мировых делах. Такие отношения всегда шли во благо всей Европе. Отказываясь от них под внешним давлением или в угоду превратно понимаемой атлантической солидарности, «растворяясь» в общей антироссийской политике ЕС, Франция подрывает одну из основ своего лидерства в Евросоюзе, своих ведущих позиций в глобальной политике.


*****


И все же, несмотря на этот неблагоприятный контекст, я смотрю вперед с оптимизмом. Мой оптимизм – не дипломатическая фраза, не самоутешение. Он имеет под собой весомые основания.
Я вижу, как во Франции и в целом в Евросоюзе, пусть медленно, но все же идет переосмысление событий на Украине. К политикам и общественности приходит понимание опасности слепого следования за США в их конфронтации с Россией, контрпродуктивности санкционного давления на мою страну.
Я верю в мудрость французского народа и его политических элит. Верю в голлистские традиции французской внешней политики, которые все еще сильны. Я вижу, что Франция занимает все более ответственную и самостоятельную позицию в украинском кризисе.
Президент Ф.Олланд проявил политическое мужество, когда пригласил Президента В.В.Путина на торжества в Нормандии по случаю 70-летия высадки союзников и выступил с инициативой создания «нормандского формата» переговоров по Украине. Именно в этом формате нам удалось выработать минские договоренности, которые дают реальный шанс остановить гражданскую войну на Украине.
А кому как ни Франции с ее голлистскими традициями, с ее лидерскими позициями в Евросоюзе брать сегодня на себя ответственность и выводить отношения Запада с Россией из той, по выражению Ж.-П.Шевенмана, «спирали безумия», в которую они попали?
Принципиально, что Москва и Париж вместе, в духе партнерства и взаимного уважения, стараются снизить эффект для двусторонних отношений от навязанных нам санкций и ограничений. Что на этом сложном этапе наши президенты и министры иностранных дел поддерживают регулярный доверительный диалог. Что сохраняется взаимодействие на межпарламентском уровне: особо отмечу визит в Россию председателя Сената Франции Ж.Ларше в апреле с.г., а также поездку группы французских парламентариев во главе с Т.Мариани в Москву и Крым в июле с.г.
На что рассчитывали те, кто добивался срыва сделки по «Мистралям»? Очевидно, их главная цель состояла не в том, чтобы лишить Россию двух кораблей. Ведь все понимают: это не имеет никакого значения ни для военного баланса сил, ни для урегулирования украинского кризиса. Им нужно было создать конфликтную ситуацию в отношениях между нашими странами. Рассорить их, на годы вперед подорвать взаимное доверие, поставить крест на сотрудничестве в высокотехнологичных областях. Однако мы разочаровали наших недоброжелателей. Мы сумели избежать судебных разбирательств и найти взаимоприемлемое решение. Причем сделали это достойно: не только не рассорившись, но и снова подтвердив партнерский характер российско-французских отношений.


*****


Я с оптимизмом смотрю в будущее российско-французских отношений потому, что здание наших отношений выстроено на твердом историческом фундаменте, позволяющем выдерживать любые шторма и землетрясения.
Не стану пересказывать многовековую историю связей между нашими государствами со времен русской княгини Анны Киевской, которая вышла замуж за Генриха I и стала королевой Франции в 1051 г.
Напомню только, что Россия – и в этом нет никакого преувеличения – за последние два столетия по меньшей мере трижды спасала Францию от гибели.
В 1814 г., когда Александр I не позволил Австрии и Пруссии, охваченным жаждой мщения, разорвать Францию на куски, добился ее сохранения в исторических границах, не допустил разграбления Парижа и вывоза культурных ценностей.
В 1914 г., когда русское наступление в Восточной Пруссии, стоившее нам огромных потерь, предотвратило падение Парижа и помогло случиться Чуду на Марне. Приведу слова маршала Фоша: «Если Франция не была стерта с географической карты, то этим она обязана прежде всего России».
В годы Второй мировой войны. Опять же, надо называть вещи своими именами. Если бы не самоотверженность советского народа, то не было бы ни России, ни Франции, ни Евросоюза. Не было бы высадки союзников в Нормандии. Был бы Третий рейх. В России высоко оценили прозвучавшие на церемонии по случаю 70-летия высадки в Нормандии слова Президента Ф.Олланда о решающем вкладе советского народа в победу над нацизмом. Не каждый западный лидер осмелится сегодня сделать такое признание.
Мы дорожим общей исторической памятью. Гордимся подвигами воинов Русского экспедиционного корпуса, защищавших Францию в Первую мировую войну, и французских летчиков «Нормандии-Неман», сражавшихся в рядах Красной армии. В этом году мы отмечаем 70-летие победы над нацизмом. Центральным событием в программе юбилейных мероприятий во Франции стало открытие в Музее авиации и космонавтики в Ле Бурже специального павильона, посвященного этому легендарному авиаполку.
Вся история отношений между нашими странами подтверждает слова Ш. де Голля: «Для Франции и России быть вместе – значит быть сильными. Быть порознь – находиться в опасности». Как актуальна эта формула! Настоящий девиз российско-французской дружбы. Действительно, когда наши страны оказывались по разные стороны баррикад – будь то наполеоновская эпопея или период Крымской войны 1853-1856 гг. – то ничем хорошим это не заканчивалось. Важно помнить об этом и сегодня.


*****


Я с оптимизмом смотрю в будущее российско-французской дружбы потому, что она скреплена бесчисленными нитями человеческих связей, разорвать которые уже никому не под силу. Эти человеческие отношения формировались на протяжении поколений на основе общих ценностей, через взаимообогащение наших великих культур.
В России всегда с любовью относились к Франции. Наша молодежь воспитывается на произведениях А.Дюма, Ж.Верна, В.Гюго, А. де Сент-Экзюпери… Знаю, что и большинство французов испытывают добрые чувства к России, ценят ее вклад в европейскую и мировую культуру.
О прочности человеческих отношений свидетельствуют и те многочисленные письма, которые я ежедневно получаю от французских граждан – письма с признаниями в любви к России, выражением солидарности и поддержки в этот непростой для нашей страны и российско-французских отношений период.
Наши человеческие связи цементировались взаимной иммиграцией. В XVIII-XIX вв. десятки тысяч французов переселились в Россию. Инженеры и военные, архитекторы и художники, учителя и кулинары, спасавшиеся от революции аристократы – они и их потомки многое сделали для развития моей страны. Монферан, Фаберже, Бенуа, Брюлловы, Поццо ди Борго… Но Россия не осталась в долгу. В XX в. русская иммиграция обогатила французскую культуру. Достаточно вспомнить о таких именах как Морис Дрюон, Жозеф Кессель, Анри Труайа, Серж Лифарь и многие другие.
В XVIII-XIX вв. – именно в тот период, когда формировался современный литературный русский язык – российские аристократия и интеллигенция были двуязычными, говорили на французском как на родном. Но язык – это образ мышления, это картина мира. Французский, таким образом, вошел «в плоть и кровь» современного русского языка. Уверен, что это создает между нашими народами особую духовную близость – то, что французы называют intimité de l’esprit.
Если мы хотим, чтобы у российско-французских отношений было будущее, нужно позаботиться о том, чтобы нынешние поколения школьников и студентов могли приобщаться к языку и культуре наших стран. Изучение русского языка во Франции и французского языка в России является нашим безусловным приоритетом. Ситуация в последние десятилетия складывалась неблагоприятно: во Франции число изучающих русский язык школьников сократилось более чем в два раза. Только совместными усилиями мы сможем переломить эту тенденцию.
Надеюсь, что российский духовно-культурный центр, который откроет свои двери в Париже на набережной Бранли в 2016 г., станет настоящим полюсом притяжения для всех, кто любит русскую культуру. Важно, что при этом центре начнет работу первая франко-российская начальная школа с преподаванием части предметов на русском языке.
Другое приоритетное для нас направление – туризм. Ведь лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Приходится признать: многие французы имеют весьма смутное, искаженное представление о современной России. Это становится препятствием для развития отношений, позволяя русофобам манипулировать общественным мнением и очернять образ моей страны. Мы предложили провести в 2016 г. «перекрестный» Год культурного туризма и наследия. Рады, что французские партнеры поддержали эту инициативу.
Когда диалог на государственном уровне стал давать сбои, гражданские общества наших стран взяли инициативу в свои руки. Продуктивно работает ассоциация «Франко-российский диалог». Постоянно проживающие в Москве французские граждане создали ассоциацию «Свободные французы», которая успешно развенчивает бытующие во Франции стереотипы о России. Нужно продолжать укреплять общественную базу двусторонних отношений, расширяя межпартийные, деловые, культурные и молодежные обмены.


*****


Я с оптимизмом смотрю в будущее российско-французских отношений, потому что у них есть прочная прагматичная основа – взаимная заинтересованность в развитии торгово-инвестиционного сотрудничества.
Наши экономики взаимодополняемы. Синергия человеческих, научно-технологических и ресурсных потенциалов России и Франции, в более широком плане – Евразийского экономического союза и Европейского союза, открыла бы новые широкие возможности для развития наших стран, помогла бы нам выстоять в условиях обостряющейся глобальной конкуренции.
Сегодня, несмотря на санкции, французский бизнес твердо настроен на сохранение и расширение сотрудничества с Россией. Показательно, что ни одна из французских компаний, инвестировавших на российском рынке, не покинула и не собирается его покидать. Более того, по итогам 2014 г. объем прямых французских инвестиций в экономику России вырос на 2,1 млрд. евро.
В России работают 470 крупных предприятий с участием французского капитала – в энергетике, автомобилестроении, фармацевтике, пищевой промышленности и др. Запуск ракетоносителей «Союз» с космодрома Куру во французской Гвиане, совместное производство самолета «Сухой Суперджет 100», партнерство «Рено-Ниссан» с «Автовазом», расширение сети магазинов «Ашан», инфраструктурные проекты компании «Винси», сотрудничество «Альстома» с «Трансмашхолдингом», «Тоталь» с «Новатэком» – вот лишь некоторые из успешных крупных проектов и направлений российско-французского взаимодействия.
Для нас в России очевидно, что монополия доллара в мировой валютной системе становится источником все более серьезных рисков, причем не только финансового, но и политического характера. Дело «БНП Париба» – наглядная иллюстрация того, к чему ведет эта монополия вкупе с экстерриториальным американским правосудием. Это понимают и во Франции: неслучайно Париж провозгласил реформу мировой валютной системы одним из приоритетов своего председательства в «двадцатке» в 2011 г. Не менее очевидно и то, что США злоупотребляют своими лидирующими позициями в сфере информационных технологий, создавая риски для безопасности наших стран. Уверен, что наши страны могли бы объединить усилия в целях снижения чрезмерной финансовой и технологической зависимости от США. Это в полной мере отвечало бы долгосрочным интересам и России, и Франции.


*****


Я с оптимизмом смотрю в будущее наших отношений, потому что на России и Франции лежит особая ответственность за мир и стабильность на европейском континенте и на планете в целом.
Важно не забывать: российско-французские отношения – это не «рядовые» двусторонние отношения. Они сами по себе всегда являлись и продолжают оставаться существенным фактором европейской и мировой политики. От того, насколько доверительным будет российско-французский политический диалог, насколько глубоким торгово-инвестиционное сотрудничество, насколько тесными гуманитарные связи, напрямую зависит «атмосфера» в Европе и мире.
Мир стал слишком сложным, слишком опасным, чтобы Россия и Франция могли «позволять себе роскошь» ссориться, выяснять отношения. В этом мире тиражируются вымышленные угрозы, которые используются в геополитических целях. Но множатся и реальные угрозы. Ни с одной из них не совладать без партнерского взаимодействия с Россией.
Радикальный исламизм. Арабо-израильское урегулирование. Сирия, Ливия, Ирак. Нелегальная иммиграция. Наркотрафик. Иранская ядерная программа. Распространение ядерного и других видов оружия массового уничтожения. Глобальное потепление. Все это требует объединения усилий, настоящего партнерства.
28 сентября с.г. с трибуны ГА ООН Президент В.В.Путин выдвинул инициативу создания широкой международной коалиции для борьбы с «Исламским государством» и другими террористическими группировками в Сирии, которая объединила бы все силы, способные на деле противостоять джихадистам. Считаю, что это хорошая возможность для углубления сотрудничества России и Франции в борьбе с международным терроризмом. В.В.Путин не случайно провел параллели с антигитлеровской коалицией: как и в годы Второй мировой войны, нужно отложить в сторону взаимные обиды и противоречия, сплотиться в противостоянии Злу, которое угрожает нам всем. Первоочередная задача – победить радикальных исламистов и спасти сирийскую государственность. Только тогда можно будет вплотную заняться и политическим переходным процессом. Разве не таким путем шла Франция в Мали в 2013 г.: сначала отбросила джихадистов и спасла малийское государство, а уже потом помогла Бамако и восставшим туарегам найти компромиссное политическое решение. Нельзя повторять ошибок, совершенных в Ираке, Ливии, Йемене – во всех этих случаях наши западные партнеры утверждали, что уход «тирана» приведет страну к стабильности и демократии. Мы видим, что из этого получилось.


*****


Сегодня и в Москве, и в Париже все чаще говорят о возникновении «новой динамики» в двусторонних связях, которая выражается в участившихся контактах на разных уровнях, в проявляемом с обеих сторон настрое на расширение сотрудничества в экономике и более тесную координацию по актуальным международным вопросам.
Пока эта «новая динамика» еще хрупкая. Наша задача – сделать так, чтобы нормализация российско-французских отношений приобрела устойчивый и необратимый характер. Визит Президента В.В.Путина в Париж 2 октября с.г. и его переговоры с Президентом Ф.Олландом стали важным этапом на этом пути.
Настало время отложить в сторону взаимные претензии, переключиться на «позитив» – поиск новых путей сотрудничества, новых совместных проектов. Важно вместе создавать положительную повестку дня двусторонних отношений. И всегда помнить о стратегической долгосрочной перспективе – формировании общего пространства в сфере безопасности, экономики и человеческого общения от Атлантики до Тихого океана, в рамках которого борьба за сферы влияния между ЕС и Россией потеряла бы всякий смысл, а кризисы, подобные украинскому, не могли бы повториться.

*****


Вижу, что в последнее время «российский вопрос» становится во Франции одним из факторов внутренней политики, одной из тем внутриполитической борьбы, обостряющейся по мере приближения к президентским выборам 2017 г. Подчеркну в этой связи: всегда были и остаемся готовыми к конструктивному взаимодействию со всеми французскими политическими силами, открытыми к сотрудничеству с Россией. Для нас принципиально важно, что сегодня и во Франции, и в России за расширение двусторонних связей, за скорейшее преодоление навязанной нам конфронтации выступают представители самых разных политических партий – от левого до правого фланга. Это является еще одном убедительным свидетельством того, что российско-французские отношения носят внеидеологический и надпартийный характер, что укрепление дружбы между Россией и Францией осознается как задача, отвечающая фундаментальным долгосрочным интересам наших стран и народов.