Посольство Российской Федерации во Франции
Телефон посольства: +33.1.45.04.05.50
Телефон консульского отдела: +33.1.45.04.05.01
/При возникновении ЧП: +33 1 45 04 61 23

Открытое письмо Жерому Фенолио, главному редактору газеты "Монд"

Перевод с французского


Господину Жерому Фенолио

Главному редактору

Газета "Монд"


80, boulevard Auguste Blanqui,

75707, PARIS Cedex 13 (Париж, Франция)

Париж

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

В ответ на статью "Битва языков на Украине"
(Фостин Венсан, "Монд" от 17 февраля 2021 года)

Уважаемый господин Фенолио,

Посылаю Вам это письмо без особой надежды увидеть его опубликованным или получить ответ, отличный от "спасибо за проявленный интерес...". Но все же…

"На Украине использование украинского языка не является чем-то само собой разумеющимся", - пишет ваша журналистка г-жа Венсан, и она совершенно права. По-украински говорят, но не все и не везде. Так же, как не все и не везде говорят по-ирландски в Ирландии, по-французски в Бельгии или по-итальянски в Швейцарии. А что поделать? Такова цена, которую должно платить любое многонациональное государство, желающее защитить свою целостность: многоязычие или раскол.

Более того, Европейская комиссия говорит не на "европейском", а на языке, который отныне стал "внеевропейским" - в любом случае, на языке, на котором не говорит ни одна из стран – членов ЕС. Однако "Монд" это, похоже, не заботит.

Похоже, что говорить в "Монд" о "Хартии профессиональной этики журналистов" (Национальный профсоюза журналистов, 1918/38/2011) или о "Глобальной хартии этики журналистов" (Международная Федерация журналистов, Тунис, 12/06/2019) тоже не является чем-то само собой разумеющимся. Жаль, что столь красивые декларации уходят в забвение. А я помню, как сейчас, что "журналист, достойный так называться (…) полагает критический ум, достоверность, точность, цельность, справедливость и беспристрастность информации столпами журналистской деятельности, а беспочвенные обвинения, намерение причинить вред, изменение документов, искажение фактов, искажение и подмену изображений, ложь, манипуляцию, цензуру и самоцензуру, а также непроверенные факты – грубейшими профессиональными нарушениями"[1], или еще "журналист/ка (…) избегает смешивать свою деятельности с рекламой или пропагандой[2]".

Две недели тому назад г-жа Венсан вполне одобрительным тоном рассказывала нам о закрытии трех телеканалов по указу президента Украины Владимира Зеленского во имя "национальной безопасности" и защиты "свободы слова" от "пропаганды"[3]. Теперь она, ничтоже сумняшеся, объясняет, со всеми аргументами киевского режима, что ради той же "национальной безопасности" "в условиях российской угрозы" будет уместно запретить нескольким миллионам человек пользоваться родным языком. Причем, уверяет она, это не создает напряженности, так как население "в большинстве своем положительно приняло новый закон", и "лишь" 34% оценивают его негативно.

Стоит ли напоминать, что 85 лет назад так же было и с немецкими законами, обрекающими евреев на истребление? Подавляющее большинство населения приняло их скорее положительно, а европейские демократии, как и сегодня, приняли, хотя и не одобряя его, суверенный выбор своего соседа, "легитимный" перед лицом "иудейско-большевистской угрозы".

Г-же Венсан следовало бы также провести работу над ошибками в том, что касается доли русскоязычного населения на Украине (хотя и не только в этом). Даже если бы речь шла всего о 34% населения (если не считать Донбасс), это означало бы, что примерно 12,5 миллиона человек (то есть немного больше чем население Бельгии или Греции) низводятся до статуса граждан второго сорта (в Прибалтике ведь существуют "неграждане", и что теперь? Найдутся ли в "Монд" журналисты, которые защитят их права?). Однако с данными Киевского международного института социологии и Фонда "Демократические инициативы" имени Илька Кучерива стоит обращаться крайне осторожно. Беспристрастность двух этих институтов, часто упоминаемых вместе, оставляет сомнения, поскольку оба имеют крайне прозападную репутацию и зависят от американского финансирования, а основатель второго даже объявил себя "индивидуальным членом НАТО", что многое говорит об этом персонаже.

По этому вопросу существуют другие статистические данные, менее официальные, но выглядящие более правдоподобно. Так, согласно исследованию весьма уважаемого Американского института общественного мнения (American Institute of Public Opinion также известный как Институт Гэллапа), проведенному в 2008 году, 83% опрошенных на Украине предпочли опросники на русском языке[4] (это не означает, что русский был их родным языком – просто в тот момент они предпочли его). С другой стороны, по данным Google, более 70% поисковых запросов, сделанных на украинской территории в 2013 году, были сформулированы на русском.

Наконец, надо понимать, что "русскоязычное население" Украины – это не только русские, но и белорусы, армяне, евреи, греки, молдаване, венгры и множество других меньшинств. Все эти люди, относящие себя к носителям русского языка и русской цивилизации, отныне смогут использовать свой язык только в частной жизни и в богослужениях. А их дети будут учиться на украинском языке и получат право на сказки Пушкина, Бажова или Ершова, на мультфильмы Норштейна и Качанова только в переводе. А как быть с Гоголем? С этим классиком украинской литературы, писавшим по-русски (как писали по-французски бельгийцы Шарль де Костер или Морис Метерлинк)?

"После начала войны Киев понял, что необходимость срочного укрепления языковой политики", – объясняют нам.

Нет, господин Фенолио, нет, госпожа Венсан. Вы лжете и распространяете ложь. Война началась, когда националистический режим, пришедший к власти в результате антиконституционного государственного переворота, поддержанного – это правда – "западным сообществом" и профинансированного США (что было признано публично), вознамерился запретить использование русского языка и направил войска против населения, которое его не избирало, чтобы навязать ему свой образ жизни, свое видение истории, свое понимание добра и зла. А война, которая начинается, когда правительство посылает войска, танки и авиацию против части своего народа, чья единственная вина в том, что они не говорят на "правильном" языке, не почитают "правильных" героев и не хотят поддерживать государственный переворот – такая война называется "гражданской войной".

Не путайте. Восстание на Донбассе и референдум в Крыму были не причиной, а следствием "политики украинизации", начатой киевскими националистами.

Несомненно, моя речь покажется вам "путинской пропагандой", и вы вправе мне не верить. Но что вы ответите Оливеру Стоуну, Полю Морейра, журналистам BBC? Всем тем, кто, как "журналист, достойный так называться", не довольствуется пересказом пресс-релизов, распространяемых украинскими властями, а смотрит на факты, задается вопросами и ищет ответы.

Почему бы не уточнить, что "форсированную украинизацию" осуждают не только "пророссийские депутаты", но и другие национальные и языковые меньшинства и некоторые европейские страны, в числе которых Венгрия, и что результатом этого осуждения стало исключение для "официальных языков Европейского союза", преподавание которых сможет продолжаться до 2023 года?

Почему бы не указать, что эти так называемые "языковые" законы ("О национальном языке" и "Об образовании") противоречат не только Конституции Украины, но и Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования 1960 года и многочисленным документам ОБСЕ и Совета Европы? Что их несправедливый и дискриминирующий характер констатировали УВКПЧ ООН, Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств и Венецианская комиссия Совета Европы, от чьих замечаний и рекомендаций Киев попросту отмахнулся?

Почему бы не рассказать, как статус "регионального языка", которым пользовался русский в некоторых регионах с преимущественно русскоязычным населением, систематически отменяется решениями суда?

Почему бы, наконец, не признать, что эти законы никак не облегчат выполнение Минских соглашений, поскольку прямо противоречат их пункту 11: "Проведение конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами, указанными в примечании 1, до конца 2015 года", а также указанному примечанию 1, устанавливающему в том числе "право на языковое самоопределение" и возможность "заключать… соглашения относительно экономического, социального и культурного развития отдельных районов Донецкой и Луганской областей"?

И вот еще что: не странно ли, что все процитированные в статье свидетельства склоняются в одну и ту же сторону? Что это, совпадение? Или предвзятость журналистки, предпочитающей избегать противоположных мнений? Может быть, ей просто указали, кого следует опросить, и она не осмелилась поискать других? А может быть, не захотела?

Нет ничего страшного, если журналистка использует тезисы, предоставленные властями, и воспроизводит послание правительства. Это тоже часть ее работы. Страшно то, что на этом она и останавливается, а не ищет других мнений, не дает слово тем, кто думает иначе. Что делает вид, будто не замечает детских хитростей и откровенных нелепостей, которые ей навязывают, вроде "закрытия СМИ во имя свободы слова" или "запрета языков для защиты меньшинств". И вот это уже серьезно. Это значит, что журналистка превратилась в «пресс-секретаря», в Пи-Арщицу. Что она не смогла избежать смешения своей деятельности с пропагандой[5].

На самом деле, г-жа Венсан раскрывает весь смысл своей статьи и послания, которое, она несет, в предпоследнем абзаце. Нужно просто не давать украинцам обращаться к русскому сектору Интернета (а заодно смотреть телевизор и читать газеты). Несомненно, именно по этой причине президент Владимир Зеленский только что продлил на три года действующую с 2017 года блокировку доступа к 468 сайтам и платформам рунета, в числе которых поисковик "Яндекс", почтовая служба Mail.ru, социальные сети "ВКонтакте" и "Одноклассники", а также сайты ТАСС, "РИА Новости", "Вести" и другие (увы, он не может запретить Google). По той же причине на Украине запрещено более 80 российских телеканалов и 211 печатных СМИ.

А для этого было бы неплохо, чтобы украинцы забыли русский (в следующий раз их попытаются разучить читать, но это будет позже).

Логика проста, как апельсин: "Мы сами расскажем нашим гражданам, что им нужно знать, а они ни в коем случае не должны искать в других местах. Не ровен час, найдут сами знаете что!".

Ибо отныне, и мы все отлично это знаем – все, что не совпадает с НАШЕЙ ИНФОРМАЦИЕЙ, не может быть ничем иным, как ИХ ПРОПАГАНДОЙ.

Странно. Когда я был маленьким, я читал это в "Правде". Теперь, когда мне уже недалеко до старости, я читаю это в "Монд".


С уважением,

Руководитель пресс-службы,

Cоветник

Сергей ПАРИНОВ

P.S. И на десерт.

Когда мне было лет 9-10 и я начинал учить французский в средней школе № 18 города Москвы, для внеклассного чтения у нас были "Козетта", "Гаврош" и другие тексты в этом роде. Книжки на пару десятков страниц с текстами Виктора Гюго, адаптированными для детей, которые только начинают читать по-французски. Я помню их, как сейчас перед глазами. Серия « Mes premières lectures » («Мои первые книжки», если по-русски), изданная в Харькове (УССР) в 1957 году. А в конце книги "Слова и выражения, которых ты не знаешь". Такой небольшой словарик. Франко-украинский.

Это чтобы лучше понять т.н. «гонения на украинский язык при Советах».


[1] https://www.snj.fr/content/charte-d%E2%80%99%C3%A9thique-professionnelle-des-journalistes


[2] https://www.ifj.org/fr/qui/regles-et-politique/charte-mondiale-dethique-des-journalistes.html


[3] https://www.lemonde.fr/international/article/2021/02/05/le-president-ukrainien-zelensky-fait-fermer-trois-chaines-prorusses_6068914_3210.html


[4] https://news.gallup.com/poll/109228/Russian-Language-Enjoying-Boost-PostSoviet-States.aspx


[5] « Хартия профессиональной этики журналистов » (SNJ, 1918/38/2011), https://www.snj.fr/content/charte-d%E2%80%99%C3%A9thique-professionnelle-des-journalistes